Александр Зрячкин (alnikol) wrote,
Александр Зрячкин
alnikol

Об институте судебного запрета

В России предлагается рецепт от хулиганства с помощью необычного для страны средства: института судебного запрета.

 

Как сообщил "Российской газете" первый заместитель председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев, депутаты приступили к обширному обсуждению идеи. К работе планируется привлечь не только экспертов, но и в целом гражданское общество. В конце концов проблема может коснуться каждого.

По замыслу, человек, которого допекли беспокойные соседи, сможет обратиться в суд, чтобы тот выдал строгое предписание: так делать нельзя. При этом сам по себе запрет не будет наказанием. О судимости речи нет, электронные браслеты не положены. Приставы не будут приходить и проверять, исполняется ли человеком запрет. Ему просто выдадут бумагу с печатью, вот и все. Но ослушаться ее будет себе дороже.

Любой воспитанный на отечественном правовом нигилизме россиянин, конечно, сразу же спросит: а в чем же фокус? Бытовой хам обычно и человеческих слов не понимает, а здесь всего лишь казенная грамота. Проймет ли?

Но все дело как раз в силе запретной бумаги. За нарушение предписаний предполагается ввести уголовную ответственность.

А это уже совсем другой разговор: институт судебного запрета позволит подвести под статью тех, кто сегодня может без особой опаски играть на нервах окружающих. В самом крайнем случае гражданина, допустим, устраивающего громкие вечеринки в тихий час, могут оштрафовать в административном порядке. Но часто так бывает, что штрафы хама не останавливают. Особенно — мелкие.

Правда, в прошлом году в небольшом городке Первоуральск, расположенном в 40 километрах от Екатеринбурга, суд создал прецедент всероссийского значения. Он постановил выселить из собственной квартиры диджея Виктора Зотова, устроившего соседям музыкальный террор. Для этого люди в мантиях использовали статью 293 Гражданского кодекса. Она предусматривает жесткие санкции, если собственник систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение.

Дело Виктора Зотова вызвало большой резонанс по всей стране, потому что таких вот, с позволения сказать, диджеев у нас много, а управы на них мало. Поэтому многие восприняли новость с оптимизмом: мол, будем хамов выселять. Однако, по словам юристов, механизм реализации 293-й статьи очень громоздкий и требует времени, а главное — терпения. Зотов просто перешел все границы: соседи буквально завалили милицию жалобами на него. Всего на диджея было составлено более 40 административных протоколов. Лишь после нескольких скандальных лет человеку указали на дверь.

По словам юристов, по этой статье было еще два подобных решения: в Екатеринбурге, а также в Ивановской области. Оба раза заявители жаловались, что соседи сдавали свои квартиры под офисы. Первые инстанции хозяев выслали, но Верховный суд отменил оба решения. Как утверждают юристы, возникли чисто процессуальные проблемы: документы были оформлены неправильно. А так все вроде бы по делу.

Однако в любом случае эта статья просто по определению не может применяться массово. Кроме того, она не спасает от других нарушителей нашего спокойствия. Мало ли вандалов ходит по нашим улицам. Для них и задумываются судебные запреты. Если предложение пройдет, под суровые санкции можно будет подвести тех, кто сегодня неподсуден.

Допустим, кто-то повадился выгуливать собаку на детской площадке. Теоретически это и так запрещено — в Кодексе об административных правонарушениях есть соответствующая статья. Но на деле она мало пугает собачников. В будущем же запрет может быть выписан на конкретного собаковода, и пусть думает. Вообще вариантов, где можно ввести право вето для наглого гражданина, масса. Доказать же факт нарушения будет нетрудно, но для этого тоже надо будет продумать соответствующую процедуру: кто и как будет составлять протокол, по какой форме.

Каким будет наказание за непослушание, сказать трудно. Возможно, стоит придумать гибкую шкалу. Вряд ли разумно отправлять человека в тюрьму за громкую музыку. Но отправить его на общественные работы было бы весьма кстати: пусть вместо вечеринок сделает что-то полезное. Если же хам преследует ближнего и буянит, невзирая на запреты, возможно, есть смысл посадить его за решетку. Или будет достаточно приговорить такого к ограничению свободы и надеть на него электронные браслеты. В общем, выражаясь юридическим языком, наказание должно зависеть от степени общественной опасности.

Владимир Груздев, первый заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

"Мы приступили к широкому обсуждению предложения о введении института судебного запрета. В ближайшее время планируем провести парламентское обсуждение и "круглые столы". К работе необходимо подключить и научное юридическое сообщество.

В первую очередь судебный запрет будет носить превентивный характер. Сегодня 70% уголовных дел — это преступления бытового характера. Между соседями часто возникают конфликтные ситуации, по которым нет правового механизма разрешения спора. Или он есть, но не работает. В результате люди начинают разбираться, как говорится, по-простому. Вряд ли надо говорить, сколько ссор возникает, скажем, из-за шумного ремонта или неправильной парковки во дворах. У нас в обществе очень много негатива на бытовом уровне: у одного собака лает, у другого ребенок на пианино играет, у третьего ремонт — все это происходит во внеурочное время.

Часто конфликты заканчиваются драками, а то и убийствами. Решить проблемы мог бы судебный запрет. У нас пока нет судебных решений в стиле: "…запрещаю вам подходить к Иванову ближе, чем на пять метров", а в западной практике это очень активно применяется. Наше законодательство предусматривает, что существует административная ответственность за те или иные правонарушения. А вот чтобы запретить конкретному гражданину играть на пианино с 19.00 и до 09.00, такой практики нет, хотя это может стать достаточно действенным механизмом.

Наша основная задача — не наложить взыскание. Судебный запрет — это мера судебного воздействия, превентивная. При этом, думаю, в законе должен быть прописан исчерпывающий перечень возможных запретов. В них должны быть здравый смысл и логика. А если, допустим, судья запретит подходить к соседу ближе, чем на сто километров, то это будет абсурдом. Необходимо сделать таким образом, чтобы, с одной стороны, решение не повлияло на нормальную жизнь человека, а с другой — оградило его от стороны, которая на него посягает. Кстати, сегодня существует институт судебного запрета в отношении юридических лиц и органов власти. Суды могут запретить юридическим лицам или органам власти совершать те или иные действия. Например, в деле по рейдерскому захвату суд может вынести решение не совершать регистрационных действий. Поэтому никаких сложностей, чтобы распространить институт судебного запрета и на граждан, думаю, нет".

Между тем, Генпрокуратура РФ предлагает создать единый совещательный орган при президенте РФ, который занимался бы координацией вопросов, связанных с совершенствованием уголовного законодательства. "Назрела необходимость единого совещательного органа при президенте РФ, который определял бы уголовно-правовую политику в стране, готовил комплексные предложения по внесению изменений и корректировке уголовно-процессуального законодательства", — говорится в поступившем в Совет Федерации докладе генпрокурора РФ о состоянии законности и правопорядка в РФ в 2009 году. Генпрокурор РФ Юрий Чайка выступит с докладом на заседании верхней палаты 28 апреля. В документе Чайка отмечает, что в настоящее время совершенствование уголовно-процессуального законодательства носит бессистемный характер.

Только с момента создания Следственного комитета при прокуратуре РФ изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ вносились 30 раз, уточнил он. "Вместе с тем, зачастую вносимые изменения направлены на решение частных моментов, не имеют системной основы, не в полной мере устраняют, а наоборот, порой вносят противоречия в правоприменительную практику", — говорится в докладе генпрокурора. По его замыслу, единый совещательный орган при президенте необходимо создать для придания работе в данной сфере системного характера, а также для своевременной корректировки происходящих процессов и мониторинга правоприменительной практики. В этот орган наряду с представителями законодательной, судебной и исполнительной власти могли бы войти ученые, практические работники, представители общественных организаций и других институтов гражданского общества.
Tags: власть, нигилизм, новости, социальное, судьи
Subscribe
promo alnikol august 27, 2013 17:25 103
Buy for 30 tokens
(в редакции от 04 сентября 2020 года) Друзья дорогие, внимание-внимание!!! Любой, разместивший Промо в этом журнале по цене 30 ЖЖ-Жетонов получит Промо моей записи у себя по той же цене. А вот тут проводится приём друзей!!! Присоединяйтесь!!! Активных пользователей ЖЖ, желающих поднимать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments